Стив Хинди: «Можно вырасти очень сильно и всё равно остаться маленьким»

Стив Хинди: «Можно вырасти очень сильно и всё равно остаться маленьким»

Номер 4/19

Основатель «Бруклинской пивоварни» сделал свою профессию хобби, а хобби превратил в профессию. Построил мощное предприятие из ничего, обойдясь без рекламы. Пьёт пиво из бочки прямо на собственной кухне и слушается жены — во всём, кроме пива. Совершил на самолётах больше витков вокруг Земли, чем пионеры космонавтики на своих кораблях. Поговорить с ним — всё равно что встретиться с вождём мировой революции. А он, собственно, и был если не вождём, то пионером крафтовой пивной революции. Да ещё и Карла Маркса цитирует.

— Поскольку пиво превратилось в работу, не обзавелись ли вы взамен новым хобби?

— В детстве я очень хорошо играл в гольф, играл и в колледже, где учился проектировать площадки для этой игры. Но оценки мои становились всё хуже, потому что я всё время только играл, так что гольф пришлось забросить. Не играл я и все те годы, что провел в журналистике. А когда открылась пивоварня, снова взялся за клюшки: оказалось, что многие люди в ресторанном бизнесе, многие владельцы баров любят эту игру, так что встречи с ними на полях стали важной частью работы — так я общался со своими потенциальными покупателями.

— Когда-то вы лично варили пиво, а затем стали большим руководителем. Насколько глубоко вы сейчас вникаете в технологический процесс? Или занимаетесь исключительно ведением дел, полностью доверяя Гаррету Оливеру?

— Мы все участвуем в разработке новых идей. Но только два наших сорта — лагер и браун эль — были когда-то придуманы мной. Все остальные в той или иной степени разработаны Оливером. Я его обожаю и горжусь тем, что он работает у нас. Он великолепный пивовар, но кроме того ещё и прекрасный оратор, особенно если речь идёт о пиве.