Шейк, беби, шейк!

Шейк, беби, шейк!

Номер 4/17

Детство золотое. Специальный отдел. Дородная тётя в «наколке» на голове наливает сок из конусообразных сосудов. На прилавке — привычные стакан с солью и ложечка — посоли по вкусу! А ещё в распоряжении тёти машина под названием «Воронеж», и она делает молочные коктейли. Воздушные, лёгкие, тающие во рту. За дополнительные копейки в напиток можно было добавить сироп — и молочный вкус смешивался с фруктовым, пена сама собой оставляла след на губах, её даже не хотелось вытирать, а сладкий фруктовый и какой-то экзотический налёт оставлял ощущение запретного плода.

С началом антиалкогольной кампании и перестройки в обиход вошли «комсомольские свадьбы» — с безалкогольными коктейлями. Чуть позже стали открываться кооперативные» бары — и там я впервые услышал слово «милкшейк». Ну да, милкшейк — это наш «молочный коктейль», только молочный коктейль не может стоить 1,20, а милкшейк — может.

Лактозу в пивоварении начали применять ещё в XIX в. Сама идея пришла в голову Джону Джонсону из Lincoln’s Inn Fields в 1875 г. — он даже получил на неё патент, но реализовать не успел. И пионерами молочного стаута стали Mackeson из Кента с их слоганом о том, что «каждая пинта молочного стаута содержит тонизирующих веществ столько же, сколько 10 унций лучшего натурального молока».